Новые публикации:

Новые комментарии:

© В. Сальников, 2007–2019

Мнение авторов публикаций не обязательно совпадает с мнением редакции.

Все права на публикуемые материалы принадлежат их авторам. Если не указано иное, то автором публикаций является редакция.

Перепечатка редакционных материалов допускается с указанием источника.

Освобождение от ответственности

28 апреля 2011 г. Комментарии (0)

Северный близнец

Северный город Братск принято считать если не символическим соперником Иркутска, то малой «северной столицей» Приангарья. Братский район, в таком случае, можно назвать «северным близнецом» иркутских окрестностей.

Параллели находятся легко: здешний острог, например, по древности соперничает с Иркутским. Братское водохранилище для местных жителей — как Байкал для иркутян. Даже называть его у старожилов принято не иначе как морем — разве не напоминает обращения к «жемчужине Сибири»? Есть здесь и свой малый «Ольхон» — Заморье, и копия «Тальцов» — «Ангарская деревня». Таёжный, древний и «особенно сибирский» уголок нашей области — в путевых заметках.

Комсомольцы и ссыльные

Население района состоит из этих двух типичных для советской Сибири пластов. Именно сюда, на эти земли, отправляли самых активных: сначала ссылали, потом направляли по комсомольской путёвке. Одних — осваивать северную тайгу, других — участвовать сразу в двух «стройках века»: прокладывать БАМ и возводить Братскую ГЭС.

Именно через эти два полюса, «комсомольско-ссыльную сущность» районный мэр Александр Старухин описывает сегодняшнее население, очень весомая часть которого в своё время приехала сюда из центральной России.

По самым свежим данным, на территории Братского района — 61 тысяча жителей, в начале двухтысячных было чуть больше семидесяти. Мужчин традиционно меньше, чем женщин (примерно на полторы тысячи). В последние три-четыре года примерно на четверть поднялась рождаемость: отголосок демографического взрыва на рубеже восьмидесятых и девяностых. Пенсионеров чуть меньше, чем школьников, но, скажем, тех, кому за пятьдесят, в районе живёт больше, чем тех, кому чуть за тридцать.

Здешние земли — древнейшие, историки говорят, что предки человека здесь появились полтора миллиона лет назад. Парадоксально, что при этом до наших дней здесь не сохранилось ни одного поселения малых народов: тунгусов, тофаларов, эвенков… Говорят, кого-то разогнали казаки, кто-то ушёл после затопления ложа Братского водохранилища.

На дне моря

«Великое переселение» из зоны затопления будущего Братского водохранилища здесь происходило в пятидесятых-шестидесятых годах. В зону затопления попали 62 деревни Братского района: Арефьево, Громы, Зерма, Лучиха, Мока, Большая и Малая Мамырь… Под воду ушли самые плодородные пашни и наскальные рисунки древнего человека — писаницы. Оказался под водой и Николаевский чугунолитейный завод, построенный здесь в 1847 году и проработавший больше века.

В местном музее нам рассказали о деревеньке Белый Свет, что сегодня на дне Братского Моря. Часть ангарских деревень вместе с Белым Светом так и ушла в небытие. Часть — например, Тангуй — перенесена на другие земли.

С затоплением связывают «феномен молодой деревни»: в деревнях Братского района почти не найти ветхой старины. Солидная часть населённых пунктов здесь заново строилась в конце пятидесятых годов, и сегодня она сравнительно молода.

Правда, о ностальгии по утраченной ангарской деревне услышать пришлось чаще, чем о радости по поводу того, что удалось «перетряхнуть» село. Самый популярный экспонат в Тангуйском музее природы — не древние кости и не чучела глухарей, а нарисованная от руки карта старого посёлка. На ней старожилы ищут свои дома…

Пять лет назад жители посёлка начали восстанавливать деревянную церковь из старого Тангуя, в которую до 1928 года ходили молиться их прадеды. Настоятель будущего храма отец Серафим рассказывает, что не осталось ни одного чертежа, единственное изображение этого здания — дореволюционная фотография. Архитекторы сами высчитывали размеры церкви — примерно 20 метров шириной и десять длиной. Пришлось фантазировать, как выглядела часть здания, которой на фотографии не видно. Пока стоит на земле начатая деревянная маковка, окружены строительными лесами стены здания, построенные, правда, не из брёвен, а из бруса. Сегодня закончилась спонсорская помощь, и строительство храма временно приостановлено.

Впрочем, часть ветхих вековых домов можно найти в «архитектурном заповеднике» — «Ангарской деревне».

Музейный комплекс создавался по образцу «Тальцов»: памятники деревянного зодчества привозились на специальную площадку из разных деревень. И если в «Тальцах» в последнее время становится модным справлять свадьбы, то «Ангарская деревня» — традиционное место для школьных последних звонков.

«Детский вопрос»

«Феномен молодой деревни» наложил свой отпечаток и на школы. Почти во всех посёлках и деревнях, куда мы заезжали, школьники занимались в панельных или кирпичных двухэтажках. Проблемнее оказалось с детскими садами: основательных зданий на весь район всего несколько. В середине девяностых-начале двухтысячных из-за нехватки детей многие садики были перепрофилированы. Сейчас во всём районе говорят о всплеске рождаемости. В каждом селе выходят из положения по-своему. Так, в селе Покосном на деньги районной администрации удалось отреставрировать пристрой к детсаду. Заведующая Надежда Борисова рассказывает, что он откроется, как только будет облагорожена площадка возле здания. А в селе Кузнецовка двухэтажное здание детского сада, по словам директора местной школы Виктора Киселёва, было в своё время отдано под магазины. Восстановить его, по словам мужчины, сегодня обойдётся в 250-300 миллионов. Поэтому уменьшенную модель детсада — «группы дневного пребывания» — пришлось открыть прямо в школе.

«Государство в государстве»

Единственное место, где, судя по рассказам, сохранилась живая старина, — «заморские» территории, или Заморье. Мощный «остров» с одной стороны отделяет от «большой земли» Братское водохранилище, с другой — реки Ангара и Ока. На «острове» — семь постепенно вымирающих посёлков и четыре тысячи жителей. Местные жалуются на перебои с электричеством.

Попасть в Заморье нам так и не удалось: весной, когда закрывается ледовая переправа, «островные» земли становятся недоступны до июня. Продукты по воде завозят на несколько месяцев вперёд, учителям и врачам заранее выдают зарплату. Летом до «большой земли» и обратно курсирует паром (в последнее время, правда, из соображений экономии число рейсов сократили до трёх в день). «Заморье» — излюбленное место для грибников, жители всего района выезжают сюда за белым грибом. Здесь же находятся знаменитые Шишкинские писаницы — древнейшие наскальные рисунки.

Языком цифр:

3,3 млрд лет назад сформировалась Ангарида — древнее плато, на котором стоит Братский район; 61248 жителей — сегодняшнее население района; на 8781 человека эта цифра сократилась за 10 лет; больше 36 тысяч человек — в трудоспособном возрасте; из них примерно 22 тысячи имеют работу; 58 посёлков и деревень и 1 город входят в состав Братского района; 5667 человек ушли отсюда на фронт, из них 2583 погибли; 68100 человек из 248 деревень были переселены во время затопления ложа Братского водохранилища; 28 июня район отметит 85-летие.

Кстати:

Село Покосное многим путешественникам запоминается разноцветным заборами. Оказалось, что несколько лет назад местная администрация распорядилась раздать жителям краску и выкрасить все заборы.

Источник
 
 

Следующая: Возможность некоммерческого найма жилья зависит от Минфина - депутат

Предыдущая: Братский паркур