Новые публикации:

Новые комментарии:

© В. Сальников, 2007–2018

Мнение авторов публикаций не обязательно совпадает с мнением редакции.

Все права на публикуемые материалы принадлежат их авторам. Если не указано иное, то автором публикаций является редакция.

Перепечатка редакционных материалов допускается с указанием источника.

Освобождение от ответственности

9 октября 2012 г. Комментарии (1)

Последнее слово

Судебное разбирательство по делу о поджоге офиса партии «Единая Россия» в Братске подходит к концу, хотелось сказать - плавно подходит к концу, но, к сожалению, так я сказать не могу, потому что темп судебного процесса, заданный государственным обвинителем, плавным не назовешь, это, скорее, походит на бешеную скачку (хоть дело уже полгода в суде, но три месяца оно не рассматривалось по причине отпусков судьи). Поэтому я и пишу эти слова, так как чувствую, что могу не успеть их сказать. Эти слова не попытка воздействия на суд, рассматривающий моё дело, не дай Бог (пусть судья руководствуется своей совестью, как того требует от него УПК), я только хочу успеть рассказать о том, что я видел в ходе рассмотрения дела, а рассказать есть что. С самого начала было понятно, что это дело было плохо скроенным, но в суде швы его затрещали, разошлись, и наружу проступила вся мерзость следователя Лохайчука и компании.

Началось все, как известно, с ареста мэра Серова… хотя стоп… Почему именно от туда? Нееет, все началось раньше…

Все началось намного раньше… когда в провинциальном городе, откуда «три года скачи, ни до какой границы не доскачешь», где во век не было ни государственных заговоров, ни гражданских бурь и мятежей, стала накапливаться опасная концентрация неудачников академий госбезопасности, троечников юридических факультетов, которых сливали в этот город с разных концов страны, как сливают нечистоты в помойное ведро. Отдел неудачников рос и ширился, а в Москве уже стали задумываться, нужен ли он в этом городе. Но идти под сокращение штатов не хочет никто, а значок «Почетный чекист», дающий право на квартиру в любом городе РФ, хотят все. Вот потому местные Мерзяевы начали действовать старым проверенным способом провокаций.

В один прекрасный день на одном известном городском форуме появилось одно интересное сообщение, в котором излагались мотивы поджога офиса партии «Единая Россия» в г. Братске. Все бы ничего, да только его отправитель засветил ip-адрес своего сотового телефона при регистрации аккаунта на форуме. Мерзяевы, уже покрывшиеся пылью в ожидании своего звездного часа, вскрикнули: «Вот оно!», - предвкушая, как раскроют тайные нити, ведущие минимум к Моссаду. Как же велико было разочарование, когда они поняли, что судьба их жестоко обманула и что за сообщением толком-то ничего и нет. Но дырки под значки уже были просверлены, а блеск новых звездочек уже омрачил разум.

Отправителем сообщения оказался некий Саша Сушков, который был мигом взят фэшниками за одно место. Саша, я думаю, долго не упирался, так как он рос в компании, где предательство было нормой. Он поделился всеми секретами со своими новыми друзьями. Ну а дальше все было, как положено. Саше присвоили оперативный псевдоним, прикрепили к оперативнику ФСБ, завели папку и дали Саше первое в его жизни задание в обмен на условный срок в будущем. Саше нужно было спровоцировать второй эпизод дела «поджигателей-революционеров» (так как доказухи-то не было, надо было брать на живца), и Саша блестяще справился с заданием. В ночь с 20 на 21 июня 2011 г. он привел намеченную жертву в ловушку у Братской городской типографии, где уже поджидал весь цвет братских правоохранительных органов. При этом следует отметить, что сотрудники знали не только время и место, где окажутся поджигатели, но и их план в деталях, иначе бы задержание просто не состоялось.

В соответствии с УПК РФ все формы сотрудничества со следствием четко определены. Разумеется, форма сотрудничества Саши с ФСБ кодексом не предусмотрена, на обычном языке это называется провокацией и составом преступления не является. Да и о каком экстремистском сообществе можно вести речь, если два человека из трех в этом якобы сообществе являются провокаторами ФСБ? Ведь у другого участника якобы экстремистского сообщества Ламыкина покойный отец был подполковником ФСБ в отставке, что, видимо, также сыграло свою роль. Ламыкин был предупрежден Сушковым заранее о том, что за карусель начнется в скором времени, и Ламыкин уклонился от участия во втором эпизоде, изобразив из себя внезапно все осознавшего и раскаявшегося.

Вот поэтому никто из лиц, присутствовавших на задержании у типографии, не был допрошен на предварительном следствии. Если по первому эпизоду (поджог офиса «Единой России») следователем были допрошены все до единого из тех, кто был на месте происшествия – вплоть до кинолога, пускавшего там собаку по следу, то по эпизоду «покушения на типографию» не было допрошено, можете ли вы себе это представить, ни одного человека! Ну, еще бы, ведь им тогда пришлось бы пояснить о том, что они все делали там в столь поздний час, откуда поступила оперативная информация и т.д. В общем, все провокаторы тогда были бы раскрыты.

К сожалению, и в судебном заседании мне не удалось добиться вызова сотрудников, производивших задержание у типографии, и присутствовавших там понятых для допроса их в качестве свидетелей. Прокуратура не поддержала этого моего ходатайства (как, впрочем, и всех остальных ходатайств), назвав его необоснованным и направленным на затягивание дела. То, как тщательно скрывают от глаз эпизод покушения на городскую типографию, лишь подтверждает факт имевшей место провокации. Да и чего гадать, когда Сашок, случайно столкнувшись со мной на улице, чуть не плача, сам поведал мне о том, что заключил позорную сделку с ФСБ еще до задержания.

Так чего же удивляться позиции двух обвиняемых, полностью признающих свою вину и согласно кивающих на все, что им скажут? Такова уж степень их зависимости от ФСБ…

Теперь немного о потерпевших жильцах дома, который примыкает к пристройке, где находится офис «ЕР». Обвинение, кроме всего прочего, содержит ч. 2 ст. 213 УК РФ (хулиганство), то бишь грубое нарушение общественного порядка по мотиву политической ненависти. Потерпевшими по данному составу проходят шесть жильцов дома, к которому пристроен офис «ЕР».

Мне было очень интересно, кто же эти люди, и как они умудрились потерпеть. Состав лиц оказался более чем интересным. Надо сказать, что большая часть из них не горела желанием идти в суд, почти всех доставили принудительным приводом.

Оказалось, что на седьмом этаже жилого дома в своей квартире чуть не задохнулась от дыма дворник, которая работает в офисе «ЕР» и подметает каждое утро территорию возле приемной «ЕР» (некто Трошина Зинаида Васильевна). Зинаида Васильевна состоит в «ЕР». Волнуясь и путаясь, она рассказала, что до сих пор кашляет вместе с мужем вот уже два года после пожара (хотя прошел год на момент ее допроса).

Так же потерпела Ишкова Марина Владимировна, работающая в Управлении социальной политики Администрации г. Братска и являющаяся супругой Ишкова Сергея Ивановича, директора «Братского троллейбусного управления» и члена партии «Единая Россия». Марина Владимировна на пятом этаже чуть не задохнулась от дыма, шедшего из пристройки.

Та же история случилась с Савельевой Ольгой Николаевной, тоже являющейся членом «ЕР».

Прощалыкин Сергей Иванович очень горько сетовал на многочисленные неудобства, доставленные ему пожаром в офисе «ЕР», правда Сергей Иванович обмолвился, что перед каждым парадом 9 мая он получал в офисе «ЕР» флаги и атрибуты для колонны «Группы Илим», так как он является видным начальником на БЛПК (это, видимо, только часть его взаимоотношений с «ЕР»).

Но самая интересная фигура среди потерпевших это Пасичник Вера Владимировна - супруга нашего печально знаменитого Евгения Богдановича Пасичника, бывшего начальника КУМИ администрации, сдавшего в аренду «ЕР» этот самый офис. Евгений Богданович всегда готов был услужить собой господам из «ЕР», лишь бы бизнес не отобрали. Услужил он и на этот раз, подложив уже не себя под очередную прихоть, а свою супругу. Если все перечисленные потерпевшие проживали во втором подъезде 29-ого дома на улице Ленина, хоть как-то примыкающем к офису партии, то Вера Владимировна единственная из потерпевших, кто умудрилась пострадать, проживая в первом подъезде этого дома за аркой. Этот подъезд вообще никак не связан с офисом «ЕР». В материалах дела имеется рапорт по результатам поквартирного обхода жильцов первого подъезда – все спали и ничего не почувствовали, о пожаре даже не знали, одна Пасичник В.В. серьезно пострадала – дымом, наполнившим ее квартиру (!), было нарушено ее стандартное времяпрепровождение (впрочем, Пасичник – единственная, чьего привода не удалось добиться, она отделалась телефонограммой о том, что стала потерпевшей ошибочно).

Вот так получается, что у членов «ЕР» и их родственников ментальная связь с офисом партии. Как Кащей хватался за сердце, стоило только потревожить иголочку в яйце, так и члены «ЕР», видимо по всей стране, вскочили с кроватей в ночь пожара, как по наитию, волнуясь за свой родной Мордор. Обычные же граждане тихо и мирно спали… Странно, не находите?

Но мир не без честных людей. Одна из шести «потерпевших» жильцов пришла в судебное заседание и сказала, что никакого морального вреда пожаром ей причинено не было, что следователь Лохайчук оказывал на нее психологическое давление, пугал нарядом полиции в ответ на ее отказ быть потерпевшей. В итоге следователь по своей инициативе добавил в протокол ее допроса (по словам потерпевшей уже в пятый вариант протокола) формулировки о моральном ущербе и заставил расписаться. Она и расписалась, лишь бы отвязаться от него.

Но руководитель тушения пожара четко и уверенно пояснил, что никакой угрозы жильцам не было, после тушения было произведено их оповещение, они выходили заспанные из квартир, и дым из квартир не шел.

И еще несколько интересных фактов.

Я все недоумевал, как можно было в действии против «ЕР» усмотреть антигосударственный мотив? Оказывается, что учитель русского языка и литературы Качкова Л.В., работающая в школе № 31, еще на стадии предварительного следствия в качестве приглашенного специалиста провела анализ того самого текстового сообщения, размещенного на форуме, и увидела в нем выступление против курса РФ как демократического, правового и федеративного государства, против основ политического строя РФ, но на простой вопрос о том, что такое политический строй, Качкова Л.В. в судебном заседании издала мычание (это вам даже не лингвистические экспертизы по пуссям – это круче, это учитель русского языка и литературы!). Я бы советовал родителям детей, обучающихся в 31-ой школе, перевести своих детей в другие образовательные учреждения, дабы им мозги не покалечили.

Еще в материалах дела отсутствуют документы, характеризующие имущественное положение потерпевших – Администрации г. Братска и «ЕР», а без этого невозможна уголовная ответственность по статье за поджог, которую также содержит обвинение, так как обязательным условием уголовной ответственности в данном случае является значительность ущерба для потерпевшего, значительность определяется, исходя из финансово-экономического состояния потерпевшего. Не думаю, чтобы 50 тыс. руб. было значительным ущербом для администрации, на балансе которой находится имущества на несколько миллиардов рублей. Не думаю также, что 400 тыс. руб. – это значительный ущерб для партии, у которой одних денежных поступлений за 2011 г. было порядка 11 млрд. руб.

Сам размер ущерба также не ясен, так как неизвестно, сколько было потрачено на восстановление офиса, если даже главный бухгалтер местного отделения партии сказала, что восстановление офиса происходило «в черную», без официальных проплат.

Получается, что соотносить нечего (не определен размер ущерба) и не с чем (нет данных об экономическом состоянии потерпевших). Тогда вообще непонятно, в чем состоит обвинение и против чего мне защищаться. Я пытался, конечно, в ходе заседания запросить бухгалтерские документы как «ЕР», так и Администрации, но гособвинитель эти ходатайства заблокировала, мне было отказано.

Еще в деле есть довольно интересный договор аренды того самого офиса по ул. Ленина, д. 29 между КУМИ и «ЕР», согласно которому в аренду сдается более 100 кв. м. деловой площади в самом центре города по цене всего 5 тыс. руб. в месяц, еще в добавок ко всему заключение договора аренды муниципального имущества происходило вне процедуры конкурса. Я вообще полагаю, что никакого договора аренды на момент пожара офиса не было и он был составлен задним числом, а фактически «ЕР» бесплатно пользовалась муниципальным имуществом.

И о многом еще можно было бы написать здесь, но не хочу перегружать повествование скучными юридическими тонкостями, ведь закон жанра требует феерии, а не пыльного анализа. Скажу только, что мои доказательства и доводы были отклонены без особой формулировки благодаря государственному обвинителю, уже в пятницу состоятся прения сторон. Ранее высказанный мною довод о том, что преследование в отношении меня политическое, а не уголовное, полностью нашел свое подтверждение. Все, что было совершено обвиняемыми по данному делу, не тянет больше чем на гражданско-правовой деликт, это не состав преступления, а остальное слепили сотрудники ФСБ через своих провокаторов. Они сами запустили конвейер по производству «преступников» ради своих почестей уже в масштабах всей страны и плодят себе врагов там, где могли бы их и не плодить.

Хорошо, в любом случае, мы преступили Закон, относиться к этому можно по-разному, но скажите мне, а чем тогда следователи и опера, сфальсифицировавшие это уголовное дело, лучше меня? Почему в угоду чьему-то честолюбию я должен отвечать своей судьбой? А может, сами едросы уже давно забыли про это дело, и только все эти Жаровы, Касьянниковы, Сергеевы, Локайчуки, Вершинины, Кочкины и Павлики жаждут повышения? Ведь так всегда было на Руси - хозяин и ведать не ведает, что вокруг него творится, и только кто-то рвет задницу, чтобы выслужиться и набить свою утробу. ФСБ, СС, СК и прокуратура в свое время отрапортовали, как они «прекрасно» и «профессионально» отработали по этому уголовному делу. Отрапортуют и еще. Уголовное дело – пшик, в таком виде оно и до суда-то не должно было дойти. Увы, но это факт, люди в мундирах поставили себя в этом деле в холопское состояние. Зачем терять свое достоинство и порочить честь мундира? Неужели без чести можно жить?

Мне себя не жаль, но если потекут слезы моих близких, то пусть они огнем текут по черным душам следователей, фэшников, прокуроров и лжепотерпевших, как в стихах Лермонтова.

Сегодняшнее правоприменение полностью стирает грани между административным, гражданским и уголовным правонарушением. Скоро за украденный коробок спичек будут рубить голову, а за оправление в неположенном месте будут садить пожизненно, если узрят в этом политический подтекст, при этом за миллионы украденных тонн нефти по-прежнему никому не будет ничего.

Источник
 
 

Следующая: Заседание рабочей группы по разработке изменений и дополнений в Устав Братска не состоялось

Предыдущая: О социализме, капитализме и капитУлизме России