Новые публикации:

Новые комментарии:

© В. Сальников, 2007–2020

Мнение авторов публикаций не обязательно совпадает с мнением редакции.

Все права на публикуемые материалы принадлежат их авторам. Если не указано иное, то автором публикаций является редакция.

Перепечатка редакционных материалов допускается с указанием источника.

Освобождение от ответственности

13 мая 1993 г. Комментарии (0)

Есть ли жизнь в Братске?

О тяжелой экологической обстановке в Братске начали писать давно. Первое правительственное постановление, озаглавленное «О некоторых мерах по оздоровлению окружающей среды г. Братска», вышло еще в 1975 году, и с той поры перечень решений союзных, республиканских, высших партийных (ЦК КПСС) и иных органов достиг солидной цифры — свыше сорока документов посвящено экологии Братска, на которых стоят подписи — от Брежнева до Ельцина. До сих пор, все эти решения не очистили воздух и воду, братчанам не стало легче дышать.

За 37 лет своего существования город превратился в крупный индустриальный центр России с почти трехсоттысячным населением, производящий алюминий, электроэнергию, целлюлозу. В 1990 году годовая выработка продукции на среднесписочную численность населения Братска была в 2,2 раза выше средней по России. Платой за высокие показатели стало здоровье жителей города. Вокруг Братска — пустыня. Хвойные леса погибли на площади 120 тысяч гектаров, и еще 90 тысяч гектаров находятся под угрозой. Максимальные выбросы с предприятий превышали ПДК (предельно допустимые концентрации) в 104 (!) раза. Многолетний сброс промышленных стоков в водоемы губит рыбу в Братском и Усть-Илимском водохранилищах, а река Вихоревка, отнесенная к нерестовым водоемам, превращена Братским лесопромышленным комплексом в сточную канаву. Только в Братском водохранилище 350 веществ антропогенного происхождения, что при обеззараживании воды хлором приводит к образованию в воде соединений, опасных для здоровья людей, вынужденных пить эту воду. Братск явно строился без учета метеоусловий — более двухсот дней в году неблагоприятны для рассеивания, и большую часть года братчане дышат смогом. А здесь, что называется, полный набор — метилмеркаптан и бензапирен, сероводород и сероуглерод, формальдегид и окислы азота, фтористый водород и прочая пакость. В Братском водохранилище, которое аккумулирует сбросы не только БЛПК, но всех вредных производств Иркутска, Ангарска, Усолья-Сибирского, Черемхова и Зимы, среди массы ненужных человеку и животным веществ имеется даже диоксин — то самое средство, которым американцы во время вьетнамской войны травили вьетконговских партизан.

Здоровье людей ухудшается. Заболеваемость в Братске в полтора-два раза выше, чем в области и в России. Больше других страдают, конечно, дети. Снижается рождаемость, растут детская смертность и детские онкологические заболевания. Более 70 процентов детей имеют нарушения иммунного статуса. У женщин — осложнения при беременности и родах, растет число мертворожденных детей. Мертвая зона вокруг Братска неуклонно растет и, по прогнозам специалистов, к 2005 году составит 90-100 километров. К чему тогда алюминии и целлюлоза, к чему электроэнергия? Люди теряют надежду на улучшение жизни и уезжают из Братска, спасая здоровье своих детей.

Неблагополучно с экологией и в других городах Прибайкалья, но Братск уже полтора десятилетия прочно занимает одно из первых мест среди экстремально загрязненных городов страны. Долгое время городская администрация борется за присвоение Братску звания… города чрезвычайной экологической ситуации. До сих пор этого звания по России был удостоен только Нижний Тагил, а вообще на него претендуют восемь городов. Во время визита в Братск Ельцина городские власти преподнесли высокому гостю соответствующий документ, на котором Президент наложил визу:

«Подготовить проект Указа. Ельцин». Наконец, долгожданное событие совершилось — 23 апреля 1993 года вышло распоряжение президента Российской Федерации «О первоочередных мерах по улучшению социально-экологической обстановки в г. Братске Иркутской области», где, кроме всего прочего, говорится о необходимости Министерству охраны окружающей среды и природных ресурсов России и Иркутской областной администрации рассмотреть вопрос о долевом участии федерального экологического фонда РФ и экологического фонда Иркутской области в осуществлении мероприятий по оздоровлению экологической обстановки в Братске и предоставлении Минприроды необходимых материалов для проведения государственной экологической экспертизы.

Появлению этого документа способствовала полномочная делегация, прибывшая из Братска в Москву в начале апреля. Заместитель председателя комиссии по экологии Братского горсовета Ю. Котов объяснил, что для улучшения экологической обстановки нужно закрывать вредные производства, но это повлечет за собой остановка сотен других предприятии, потерю сотен тысяч рабочих мест не только в России, но и в других странах СНГ. Но есть и другой выход. Основной загрязнитель — БЛПК имеет износ оборудования более 80 процентов, но если его и Братский алюминиевый завод полностью освободить от всех видов налогообложения, кроме отчислений в городской бюджет, разрешить беспошлинную продажу продукции города за рубеж и разрешить этим предприятиям самим распоряжаться валютной выручкой, то они смогут сами заработать средства на свою реконструкцию. При таком режиме БЛПК к 2000 году сможет достичь допустимых нормативов, сколько времени потребуется БРАЗу — предположить трудно.

Администрация Братска просила президента в порядке исключения оставить в распоряжении местных органов самоуправления 100 процентов платежей, направляемых в экологические фонды всех уровней. Ранее принятые правительственные решения по Братску не выполняются из-за отсутствия денег в городском бюджете. Для проведения природоохранных мероприятий существует экологический фонд федерального, областного и местного значения. После отчислений в экофонды вышестоящих уровней в городском фонде остается 60 процентов средств. Еще в декабре прошлого, года председатель Братского горсовета В.Б. Шуба направил главе областной администрации Ю. Ножикову и председателю облсовета В. Игнатенко письма, в которых выражал неудовлетворенность работой областного комитета по охране окружающей среды и природопользованию (председатель Удодов Ю.Н.). «Областной комитет не наделил правами юридического лица Братский территориальный комитет, что препятствует оперативности в работе и контролю за ходом предъявления и взыскания платы за природопользование с предприятий-загрязнителей. Председатель Братского комитета не в состоянии самостоятельно наложить штраф на юридических и физических лиц и все должен согласовывать с областью. Областной комитет постоянно делает попытки централизовать все средства экофондов территорий в области. В 1993 году средства областного экологического фонда планируется направить преимущественно на работу областного комитета и науку и только 30 процентов предприятиям на финансирование природоохранных мероприятий. Несмотря на то, что Братск вносит в областной экофонд около трети всех средств, на экологические программы города, не взирая на неоднократные обращения, средств областью не выделялось. Мы не имеем данных об использовании экологического фонда».

Ю. Котов заявил, что ответов на это письмо ни от Ножикова,. ни от Игнатенко не поступило, что на сессиях областного Совета не хотят поднимать вопрос об экологической ситуации в Братске. Братчане требуют выделить своему городу все 100 процентов средств, поступающих в областной экофонд от предприятий Братска, на финансирование природоохранных объектов. Нужно отметить, что только на строительство производственно-лабораторного корпуса Братского экологического теркома из городского фонда затрачено 9 миллионов рублей и нужно затратить еще 15. Кроме того, Братский экофонд дает кредиты местным предприятиям, например, хлебозаводу выделен миллион рублей, занимается благотворительностью — товариществу инвалидов переведено 100 тысяч рублей и т.д. На март 1993 года в Братском экофонде было 57 миллионов рублей, и почти 60 процентов этих денег остались на предприятиях.

Не исключено, что получение Братском статуса города чрезвычайной экологической ситуации решит проблему с льготным налогообложением городских предприятий и о выделении дополнительных средств для улучшения социально-экономического положения братчан. По крайней мере, в президентском распоряжении не забыты и строительство жилья, и предоставление долгосрочного кредита для индивидуальных застройщиков, и квот на экспорт продукции. Если обещания президента не останутся на бумаге, как обещания всех предыдущих правителей, то, может быть, следующее поколение братчан вздохнет свободно. Только сами братчане в это не особенно верят. В любом случае, в Братске не скоро вырастет новый лес, а в Братском водохранилище долго не будет того количества рыбы, какое помнят первостроители города.

Игорь ПОДШИВАЛОВ,
«Советская Молодежь»
 
 

Следующая: Красота и неустроенность, успех и беззащитность...